«Нужен ли России Ларионов, обсуждается в узком кругу людей»

Игорь Ларионов — центр первой пятерки советской сборной 1980-х годов, один из трех игроков в мире, выигравших все главные хоккейные трофеи мира. Поработав в СКА в 2009 году, Игорь Ларионов практически перестал быть слышен. Сейчас он смотрит на российский хоккей из Детройта глазами агента.

— Почему в последнее время вы практически не упоминаетесь в прессе?

— Многие вещи я не могу комментировать. Это может быть неверно воспринято, а я должен думать о своих игроках и моей компании. У меня есть свое мнение, оно независимое. Смотрю по три-четыре игры в день: детский, юношеский, молодежный, профессиональный. Вижу обе стороны хоккея, не просто по прессе, а наблюдая изнутри, живьем. Общаюсь с людьми, которые решают сегодня в мировом хоккее, о российском я не говорю. Мне вроде бы нечего терять.

Но я задену чьи-то интересы, а мне это не нужно. Темы могут быть острыми. Пока мои ребята играют и их все устраивает, меня тоже все устраивает. Разводить какую-то дискуссию мне не хочется. Хочется помочь, но эта помощь ничем не обернется. Ничего не поменяется от моих слов в газете, слишком много я вижу.

— Откуда такой скепсис?

— Возьмите подборку «Огонька» за 88-й год и почитайте ее сначала. Посмотрите, что поменялось с тех пор, и поймете, почему мой ответ такой.

— Теперь хоккеисты могут проще, чем в 1988 году, ехать, куда они хотят.

— Не так просто, как вы думаете. У меня Миша Плотников играет в «Красной армии» в МХЛ. Он давно уже перерос эту лигу. Но, к сожалению, пока ему не дают пойти дальше.

— А что мешает?

— Ну вот это уже другая тема, которой не хочется касаться. Кто прочитает это — поймет.

— Вы хотите сказать, что молодые теперь в том же положении, что и вы с Фетисовым в конце восьмидесятых?

— Получается, что так… Есть такое направление. Оно пока невидимое, но оно есть.

— Вы имеете в виду объявленный КХЛ курс на возвращение молодых игроков из низших лиг Северной Америки?

— Есть такая тенденция. Но со стороны КХЛ идет двойная игра. С одной стороны, они хорошие — так как возвращают игроков в Россию. С другой — это значит, что они забирают хоккеистов из Северной Америки, а сами не выпускают туда тех, кто попал на заметку, но ничего не хотят с ними делать. Обсуждать это не хочу, потому что мне хватает 16 молодых ребят (11 из них русские), которые у меня есть как у агента. Их мало кто знает. Разве что Якупова Наиля.

— Они успели к вам попасть до появления в России невидимого направления — «забирать и стараться не отпускать»?

— Они были никому не нужны, их считали неперспективными. Через год работы с ними вне России, играя в хоккей здесь, где я тренирую их правильно, они получают очень много хорошего. Сейчас они точно не хуже, а возможно, и лучше тех, кто остался в России. Многие вещи были упущены в детстве этих пацанов.

— В России исправлять упущения можно?

— Скорее всего, нет. У тренеров мало терпения, чтобы давать мальчишкам творить, провести с ними время за видео, показать ошибки, доказывать им, объяснять и исправлять. Но в 14–17 лет еще можно при желании многое исправить. Причем это ошибки, которые вылезают в каждом игровом отрезке.

— Что конкретно дает хоккеистам пребывание в Америке?

— В юношеском хоккее в Америке почти никто ничего не получает, здесь нет денег. Ребята играют, просто чтобы набраться опыта. Игровая практика в Америке иная. Здесь другой накал борьбы. От этого игровые качества улучшаются, а также укрепляются характер и человеческие качества. Вот преимущества выступлений в Америке. Главное правило здесь — конкуренция. Никто просто так никого не поставит в состав и не позволит играть.

— Кто в России ставит в состав просто так?

— Я не живу в России, просто смотрю на то, что происходит, со стороны. Поговорите с игроками, которые могут вам раскрыться и рассказать об этом.

— Многие хоккеисты в России уже научились не говорить лишнего.

— Вот в этом и ответ на вопрос! Читайте между строк и делайте выводы.

— Значит ли это, что молодых талантов в России больше, чем сейчас принято считать?

— Я разговаривал об этом в Калгари с главным тренером «молодежки» Валерием Брагиным. Не сомневаюсь, что его сборная — это сильнейшие из МХЛ, КХЛ и Америки. Но я говорю о ребятах на два-три года моложе. Чтобы их воспитать, нужен труд, терпение и понимание новых тенденций игры. Можно много говорить и ничего не делать — именно поэтому я ушел от всего этого и работаю в Америке.

— При каких условиях вы сами могли бы работать в России?

— Это вопрос интересный, на который мне очень сложно ответить. Тут важнее, пожалуй, нужен ли Ларионов в России. Общественное мнение сегодня не очень-то и важно. Вопросы обсуждаются в узком кругу людьми, которые принимают большие решения. Я давно уехал, особо не высовываюсь, стараюсь быть в стороне.