"Иконостас русской мысли" развернут в Храме мученицы Татьяны

Графика Юрия Селиверстова критики часто называют русским Сальвадором Дали – это подтверждает выставка в актовом зале храма мученицы Татьяны при МГУ. Здесь есть, например,  вполне загадочные вариации на тему грехопадения первых людей – не всякий сразу разглядит человеческие фигуры в изображениях человеческих ладоней, а между тем художник изобразил сеющего хлеб Адама и нянчащую ребенка Еву. Однако в экспозиции куда больше «понятных» работ — портретов и иллюстраций.

«Слово о полку Игореве» столь часто издавалось с иллюстрациями Юрия Селиверстова, что его работы знают даже те, кто никогда не обращал внимания на фамилию автора.

«Святослав смутный сон видел в Киеве на горах», — художник обращается к неясности сновидений, отрывочности образов, выхватывает из темноты отдельные детали.

Цикл «Легенда о Великом инквизиторе» по Достоевскому – три триптиха, где только центральные части непосредственно связаны с сюжетом романа, а боковые вариации на темы христианства и свободы аккомпанируют основному замыслу и оттеняют его.

Больше всего на выставке портретов, объединенных в цикл «Из русской думы». Автор книги о творчестве Юрия Селиверстова писатель Валентин Курбатов назвал их «иконостасом русской мысли».

Здесь Александр Пушкин, Федор Достоевский, Петр Чаадаев, Лев Толстой, Михаил Бахтин, Лев Лосев и другие. Это привет из спецхрана конца советской эпохи: за цитирование Розанова или изучение Федорова тогда объявляли неблагонадежным, теперь – «Русская дума» Селиверстова – мостик между прежней и новой свободой.

Графический потрет Солженицына на выставке – с автографом писателя: «В скорби о гибели гениального художника». Селиверстов погиб  в 1990 году, в возрасте 50 лет, к счастью, застав начало возрождения русской религиозно-философской мысли. «Умирает не старый, а поспелый», — часто повторял художник в последние дни жизни.

«Русскую думу» Селиверстов не успел закончить. Известны его портреты Мусоргского, Блока и Есенина, известна его любовь к Пришвину — именно Селиверстов открыл его  не только как певца природы и защитника «братьев наших меньших», но и как мыслителя и философа.

Мастерская художника в 70-80-е годы стала местом встречи писателей и священников, художников и философов, инженеров и студентов, космонавтов и врачей, неистовых русофилов и либеральных западников. Находилась она неподалеку от зданий Московского университета, где помещения домового храма святой Татьяны занимал Студенческий театр. Селиверстов, стремившийся к церкви вплоть до желания священства,  вернулся в восстановленный храм в своих работах — под стеклом и в рамке.

Сегодня его выставка проходит в пространстве «между миром и храмом», в притворе. Конечно, портрет отлученного от церкви Льва Толстого в притворе православного храма может вызвать недоумение, но вряд ли жесткое отторжение. Ранее на той же территории градус полемики повышался до скандального – здесь проходила выставка актуального искусства «Двоесловие/Диалог», и рядом с пространством богослужения помещались инсталляции и коллажи современных авторов.