«Зарубежнефть» отправят в трубу

Posted: 24th Январь 2012 by admin in Без рубрики

Игорь Сечин поднял тему слияния «Транснефти» и «Зарубежнефти». Идея сложна для реализации, но может быть проработана, заметил вице-премьер. Экономического смысла в объединении компаний разного профиля инвесторы не видят: слияние может быть использовано для смены менеджмента трубопроводной монополии.

Вице-премьер Игорь Сечин во вторник заявил, что правительство готово проработать проект объединения госкомпаний «Транснефть» и «Зарубежнефть». В процессе, по словам Сечина, могут возникнуть сложности. В частности, вице-премьер отметил, что «Зарубежнефть» ведет добычу углеводородов, а «Транснефть», по уставу, занимается только транспортировкой.

«Этот вопрос каким-то образом надо будет урегулировать, – указал Сечин. – И, если идти по пути реализации этого предложения, то второе: основной добычный актив «Зарубежнефти» находится во Вьетнаме. Как это связано с деятельностью «Транснефти», не очень понятно».

«Транснефть» – российская нефтепроводная монополия, занимающаяся исключительно строительством труб и прокачкой через них нефти и нефтепродуктов. «Зарубежнефть» ведет добычу во Вьетнаме, Индии и на Балканах, кроме того она является оператором проекта «Харьяга», который реализуется на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) с французской Total.

Обе компании внесены в расширенный список приватизации государственных активов. Сечин ранее говорил, что приватизацию «Транснефти» следует отложить до 2013 года – только к этому времени стоимость компании можно будет адекватно оценить.

От приватизации «Зарубежнефти» вице-премьер предлагал вообще отказаться. По его словам, «Зарубежнефть» решает в том числе и государственные задачи, и превращение компании в коммерческую структуру сделает это невозможным.

В «Транснефти» «Газете.Ru» рассказали, что идею о слиянии двух госкомпаний выдвигала замглавы Минэкономразвития Александра Левицкая в ходе одного из заседаний, посвященных приватизации госактивов. В МЭР предложение не прокомментировали.

«Мы бы хотели узнать, зачем нужно это объединение, – говорит представитель «Транснефти» Игорь Демин. – Идея не просто нереализуемая, это вообще – из области фантастики».

По словам Демина, в компаниях слишком много несовместимого. Если «Транснефти» и «Зарубежнефть» объединят, придется не только переписывать устав нефтепроводной компании, но и принимать дополнительные парламентские законодательные акты. «Так было, например, в случае с поставками нефти в Китай – парламенту пришлось принимать дополнительный акт, чтобы нам было разрешено закупать нефть у «Роснефти» и продавать ее из трубы ВСТО («Транснефть» владеет трубопроводом «Восточная Сибирь – Тихий океан», по которому нефть поступает в КНР)», – рассказывает Демин.

В «Зарубежнефти» от комментариев отказались.

«С экономической точки зрения объединение «Транснефти» и «Зарубежнефти» абсолютно экономически нецелесообразно, – комментирует партнер Greenwich Capital Лев Сныков. – Слияние не даст синергии, так как компании работают в разных сферах».

Для приватизации госактивов слияние «Транснефти» и «Зарубежнефти» также смысла не имеет: по оценке Сныкова, оно не добавит объединенной компании стоимости.

Единственная возможная выгода от объединения – консолидация управления двумя крупными государственными компаниями. «Глава «Транснефти» Николай Токарев и еще ряд менеджеров трубопроводной монополии ранее работали в «Зарубежнефти», – напоминает Сныков.

«Специфика компаний абсолютно разная, – согласен аналитик ФК «Уралсиб» Алексей Кокин. –
Общего у них действительно только то, что ранее «Зарубежнефть» возглавлял президент «Транснефти». Но проводить слияние только для того, чтобы объединенная компания могла управлять трубопроводами и добывающими проектами (причем, как в России, так и за рубежом) – идея достаточно нелепая».

Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает, что целью объединения компаний может быть смена руководства в «Транснефти». «Как правило, после слияния меняется менеджмент, и я допускаю, что сейчас ведется скрытая борьба за кресло президента «Транснефти», – комментирует глава ФНЭБ.