Судебный форсаж: Луценко готовится к худшему

Posted: 27th Январь 2012 by admin in Без рубрики

Судебный форсаж: Луценко готовится к худшему

Луценко ожидает приговора Печерского райсуда Киева в ближайшие две-три недели (фото — nso.org.ua)

Вполне возможно, что результат судебных баталий, которые продолжаются с мая прошлого года, станет известен очень скоро. Судья Сергей Вовк с коллегами за дело экс-министра внутренних дел Юрия Луценко взялись с беспрецедентным усердием, не обращая на состояние здоровья подсудимого, которому то и дело требуется срочная медицинская помощь.

Уже третью неделю судьи упорно игнорируют все остальные расписанные на них дела. Единственный процесс, на который Вовк позволил себе отвлечься — дело экс-замминистра обороны Валерия Иващенко. Но следующее заседание по нему судья предусмотрительно назначил аж на 1 марта, тем самым обеспечив себе запас времени для ежедневных заседаний по делу Луценко.

Печерский суд торопится. Вопрос, почему в одном процессе перерыв может длиться месяц, а в другом проблемой становится передышка хотя бы на день, оставим открытым.

Сам подсудимый уже примерно прикинул сроки, оставшиеся до приговора. "Срок для следующих этапов дела — исследования доказательств, допроса подсудимых, судебных прений — приблизительно две-три недели", — считает экс-глава МВД. Но, возможно, развязка окажется еще более стремительной. В кулуарных разговорах защита называет 10-15 февраля.

Умножение на два

Очередным доказательством того, что суд намерен закончить начатый в мае процесс максимально быстро, можно считать вчерашнее решение разделить нынешнее уголовное дело в отношении Луценко на две части. Оказалось, что подсудимые Олег Павленов и Владимир Тарасенко по состоянию здоровья неопределенное время не смогут принимать участие в процессе. Узнав это, судьи удалились в совещательную комнату. Ничего хорошего для стороны Луценко это не обещало, ведь обычное решение о переносе заседания суд принимает на месте. Совещательная комната — жди сюрпризов.

Судей не было около часа. За это время в коридоре суда журналисты и адвокаты пытались предугадать дальнейшие шаги Вовка. Версии назывались разные — от принудительного привода заболевших до изменения им меры пресечения.

Но суд решил проявить гуманность (тем более что ему это оказалось выгодно). Павленов и Тарасенко смогут спокойно лечиться — суд просто выделил эпизод, по которому они проходят (связан с расследованием отравления Виктора Ющенко в 2004 году), в отдельное судебное производство. И приостановил его до выздоровления подсудимых.

Не беремся говорить о причинах синхронной болезни Павленова и Тарасенко, но их отсутствие могло сыграть на руку Луценко и его защите — они-то заинтересованы оттянуть приговор в преддверии решения Европейского суда по правам человека. Но здесь суд сумел обернуть ситуацию в свою пользу. Теперь завершить процесс можно еще быстрее — меньше времени понадобится на исследование материалов дела, на изучение доказательств и на допросы подсудимых.

"Этот процесс давно закончился. Его нет, понимаете?" — этими словами адвокат Алексей Баганец в перерыве отвечал практически на все вопросы прессы о разделении дела. Состояние тихого шока защиты можно понять. Адвокаты Луценко никогда не пытались сделать из процесса шоу, они не созывали пресс-конференций и не делали скандальных заявлений вне судебного зала. Группа защитников четко и слаженно работала над тем, чтобы в судебном зале разбить обвинения прокуратуры. И пока на процессе работали юридические аргументы, им это удавалось.

Лучше читать, чем слушать

Сколько бы раз после каждого заседания прокурор Дмитрий Лобань ни повторял заученную мантру о том, что свидетели подтверждают позицию обвинения, было очевидно, что ситуация складывается не в пользу прокуратуры. Свидетели отказывались от показаний, написанных на допросах, люди рассказывали о ночных вызовах в прокуратуру, о том, как следователи подсказывали ответы.

Видимо, пришло время менять подход к делу. Не можешь выиграть по правилам — меняй правила. Логика простая — зачем портить "правильные" протоколы допросов "неправильными" показаниями свидетелей в суде? Тем более что Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрена процедура оглашения показаний. На формальность, требующую веские основания для неявки свидетеля в суд, решили не обращать внимания. Отметим, что это даже не прокуратура настаивала на зачитывании протоколов. Инициативу проявил суд.

Оставался лишь один вопрос: сколько свидетелей суд оставит "на закуску"? Вышло пятьдесят. Вполне пристойно, чтобы хоть для виду уравновесить "невыгодные" прокуратуре показания, прозвучавшие из уст свидетелей в суде.

Таким образом, по итогам чтений свидетельских показаний суд получает определенную обвинительную базу, на которой может быть выстроен потенциально возможный обвинительный приговор. Более того, в том, что он будет именно таким, уже почти никто не сомневается. Печерский суд не любит проигрывать.

"У нас, в любом случае, будет политическое решение. В абсолютном большинстве эти показания ничего не стоят. Оценка законности-незаконности, которую выдавливают из свидетелей — компетенция экспертов. А отдельное личное мнение не имеет значения. По крайней мере, в нормальном суде", — так инициативу с протоколами прокомментировал сам Луценко.

Взгляд на клетку

В том, что суд «не совсем нормальный», с подсудимым согласны и эксперты. "То, так действуют сейчас — глупость и непонимание того, как ситуация может развиваться дальше", — считает политолог Владимир Фесенко. По его мнению, сейчас лучший способ для власти выйти из ситуации — просто спустить дело на тормозах и освободить Луценко. "Но с точки зрения политической логики — вряд ли его отпустят до выборов. Здесь уже работает психология. Это будет выглядеть как некое поражение. Освобождение Луценко накануне выборов может быть воспринято как проявление слабости власти", — говорит эксперт.

В то же время Фесенко уверен, что подобные методы ведения заседаний в конечном итоге работают против украинского правосудия и репутации всей правоохранительной системы. "Налицо кричащие факты нарушения элементарных прав человека. Адвокатам Луценко будет достаточно показать Европейскому суду, что происходило на последних заседаниях. Это признают пытками, Луценко получит сильный аргумент в свою пользу", — считает Фесенко.

Кроме того, у политолога есть своя версия, почему все происходит по жесткому сценарию. "Это особое отношение к Луценко. У него врагов и недоброжелателей, возможно, еще больше, чем у Юлии Тимошенко. Так что это, видимо, специфический способ сломать подсудимого", — отметил он.

Известный правозащитник, сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров считает, что действия суда можно квалифицировать как бесчеловечное обращение. Это, как и пытки, является нарушением статьи 3 Европейской конвенции по правам человека. "Судьи явно получили задание закончить процесс как можно скорее. Цель очевидна: вынести обвинительный приговор до того, как решение Европейского суда по иску Луценко вступит в силу (через три месяца после вынесения решения ЕСПЧ, если оно не будет обжаловано). Если бы Печерский суд рассматривал дело Луценко в нормальном режиме, то так бы и произошло. Решения Европейского суда будет вот-вот обнародовано, и если украинский суд еще не закончится, то выполнить решение ЕСПЧ можно будет только одним способом — освободив Луценко из-под стражи. Именно поэтому и торопятся, хотят успеть осудить", — считает правозащитник.

Эксперта тревожит и другой момент: Луценко упрямо держат в клетке (не говоря уже об изменении меры пресечения), хотя бы в зале суда он мог бы находиться просто под конвоем, как это было в случае с Тимошенко. "В клетке подсудимых держат, чтобы изолировать, не допустить эксцессов. Но в случае с Луценко это нарушение права на справедливый суд. Никакой угрозы Луценко не несет, могли бы обойтись и без клетки", — говорит правозащитник.

Взгляд из клетки

Хотя сам Луценко не считает клетку самой большой бедой во всей этой истории. "Клетка — требование правил для содержания арестованных. Хотя суд и может это изменить, но Юля — единственный пример, когда это было сделано. И, кстати, предложение Межигорского Пенькобежца о введении стеклянной коробки — явное ухудшение. В ней ничего не слышно, душно и т.п. Да и записок от вас не получишь:)", — написал экс-министр в одном из последних посланий на волю. С недавних пор записки для него — единственный способ для общения с журналистами на процессе. Говорить даже в перерывах запрещает конвой.

Вот так, не теряя чувства юмора, Луценко продолжает в клетке ожидать такого важного для него решения Европейского суда. А Печерский суд тем временем активно судит.