Никола Калинич

Адаптированную текстовую версию интервью Маркоса Альвареса предлагаем вашему вниманию.

— Маркос, как бы вы сформулировали главную цель испанского сбора «Днепра»?

— Это — первый сбор. Мы прежде всего стремимся к тому, чтобы заложить серьезную аэробную базу команде. Постепенно, по мере того, как игроки привыкают к нагрузке, изменяется характер, интенсивность и направление занятий.

— Какую работу вы предложили игрокам сейчас? В чем отличие от предыдущих сборов?

— Есть небольшое отличие: в этом году, по сравнению с предыдущим, команда практически готова, сделана. Есть определенный концепт, которым владеют игроки. Это означает, что в подготовке я могу уже сделать шажок вперед. Игроки приноровились к нашей манере тренировок, и это позволяет продвинуться в подготовке в формировании команды.

— Явилась ли для вас проблемой очень длинная зимняя пауза?

— Конечно, очень сложно контролировать команду, когда у команды целый месяц каникулы. Тут все во многом уже зависит от профессионализма каждого игрока. В таком случае на время паузы я даю каждому работу, которую игрок должен выполнять, чтобы не выходить из формы. Это для того, чтобы когда они придут в первый день на сборы, чтобы вся команда находилась на одном уровне.

— Как вы определяете, выполняли ли игроки работу на протяжении отпуска?

— Когда начинаются сборы, посредством определенных тестов, физических, мышечных контролей ты понимаешь, игрок находился в течении месяца в бездействии или выполнял хотя бы минимум того, что от него требовалось.

— И что показали тесты?

— Большинство игроков прибыли на сбор в хорошей форме, а это значит, что шага назад не было. Мы можем идти вперед и выполнять поставленные задачи.

— В команде всегда бурно обсуждают взвешивания. Можете рассказать о том, как они проходят?

— Контроль, который мы делаем называется магнетическая импеданция. Аппарат предоставляет нам полностью все данные по сложению и конституции игрока. Количество мышц, из которого состоит тело, количество воды и количество жира, — все в килограммах.

— Какова динамика изменения игроков на протяжении первого сбора?

— Есть кое-что очень позитивное, чем мы очень довольны: я — как тренер по физподготовке, Рамос, как основной наставник. Олейник, Зозуля, Калинич — исполнители, которым не так просто было влиться в команду и выйти на уровень остальных (о Боатенге мы сейчас не можем говорить, потому что на данный момент его нет с командой, хотя похожий случай), выходят на очень хороший уровень. Это приходит к тому, что конкурентоспособность в команде повысилась. Таким образом, мы положительно настроены как на остаток сезона в целом, так и на формирование вообще.

— Есть ли в команде игроки, которые выделяются физически?

— В большинстве профессиональных команд есть игроки, которые выделяются своими физическими кондициями. В нашей команде также есть игроки, которые выделяются «визикой», выносливостью. Наверное, вас интересует какой-то пример? С первого взгляда можно заметить, что Кравченко обладает хорошими качествами. Блестящие характеристики у Коноплянки. Стринич и Мандзюк — также хороши. Вообще, большинство исполнителей в нашей команде — полноценные игроки, обладающие отличными характеристиками.

— Кто поразил вас за всю вашу карьеру? Кого можно выделить?

— Много было разных игроков. О ком я могу сказать относительно интенсивности как на тренировках, так и в матчах — Дани Алвес. Вообще, игроков множество. В «Реале» есть игроки огромной физической мощи.

— Вы в футболе практически 20 лет. Какие изменения произошли в вашей области?

— Была тенденция, которая была направлена на крен в сторону скорости и взрывной выносливости. Это было вызвано тем, что игра ускорилась. Сейчас быстрее играется в мяч, и игрок, соответственно, должен быстрей адаптироваться. Поэтому мы, тренеры по физической подготовке, должны были направить наше внимание прежде всего на улучшение взрывной силы и выносливости. Например, чтобы игрок вместо 12-ти взрывных действий во время матча мог сделать 18-20.

— Как вы лично связаны со спортом?

— Я полупрофессионально занимался теннисом, параллельно учился. Спорт мне очень нравился. Когда дошел до 18-ти, должен был принять решение: то ли продолжать учебу, то ли отдать пару лет тому, чтобы просто играть в теннис. Возможно, из-за того, что я не особо верил в свои данные тенисиста, я продолжил учебу. Занимался в Гранаде, в спортивном Университете. У меня была возможность изучить динамику других видов спорта: волейбол, футбол и плавание стали моими специальностями. Третий уровень обучения и звание доктора я получал по специальности «высокая спортивная отдача». Таким образом, 7 лет в университете, изучая спорт.

Когда я закончил учебу, я прежде всего хотел отточить свой английский. Я уехал в Ирландию, в Дублин. Затем, когда я вернулся в Севилью, я в течении года работал в школе, а затем уже начал тренировать «Севилью Б». У меня появилась возможность уже в 26 быть тренером «Севильи», тренировать команду высшей лиги. Что интересно, были игроки старше меня. Начиная с третьего года моей работы в «Севилье», я решил попробовать приключений, я поехал в «Эльче», в Аликанте. Это было совершенное исключение: я поехал на год, заключил контракт. Команда подняла с третьей лиги во вторую, в команде я пробыл 5 лет. Затем переподписал контракт еще на три года, но через общих знакомых меня нашел Хуанде Рамос и предложил поработать с ним. Мы поехали в «Малагу», команду, которая подписала Рамоса. Без раздумий я поехал с ним, потому что он был уже известным тренером в высшем испанском дивизионе. А я — очень амбициозный, я — «победитель», поэтому я не боялся рисковать. К тому же, мое решение означало разрыв контракта на три года, а с Хуанде я собирался работать только год. И в итоге, получилась у нас такая история: год в «Малаге», год — без работы, затем — три года в «Севилье», много выигранных титулов, полтора года в «Тоттенхеме», тоже один титул. Ну а там — «Реал» Мадрид, ЦСКА, ну и сейчас «Днепр». Выигрыш титулов с «Днепром» у нас впереди.

— Наверное именно психология победителя помогала гонять по полю звезд «Реала»?

— Мне нравится всегда быть позитивным, передавать игрокам желание, волю играть, выигрывать. И пускай это покажется немного неправдой, но тренировать такие команды как «Наполи», «Реал» — очень легко. Не просто совершенные звезды мирового масштаба, но это также и физически и технически лучшие профессионалы.

— Вы сказали, что в университете изучали несколько видов спорта. Как знание других дисциплин помогает в футболе?

— Оно очень мне помогает, потому что, к примеру, плаванье основывается на гидродинамическом аспекте, в этом случае механика — очень серьезный раздел знаний, которые нужно иметь в виду. В волейболе же командная составляющая преобладает над любой другой составляющей. Так что из любого вида спорта ты можешь извлечь пользу для другого вида.

— Вы находитесь в потрясающей форме. Это — для себя, или вы считаете, что тренер должен сам показать игрокам пример?

— Я не считаю, что ты должен быть на таком же уровне, как игроки. Но мы говорим о спорте, а спорт — это здоровье. Здоровье тоже надо передавать, излучать. Мне не нравится, когда тренер слишком тучен, мы ведь говорим о наставнике — он должен подавать пример, поддерживать себя в форме. Мне же нравится себя поддерживать и плюс это помогает моему здоровью.

— Как вы адаптировались к жизни в Днепропетровске?

— Адаптация прошла неплохо, этому способствовали люди из клуба. С нами все были любезны. Вообще, мы очень комфортно здесь живем, хотя сейчас, конечно, не совсем, из-за температуры воздуха… Мои дети еще маленькие, так что они вообще прекрасно адаптируются в любой ситуации. Мы с супругой — то же самое. Быть вместе, всей семьей — лучшее, что может помочь адаптации.

Вместе с тем надо признать, что культура разительно отличается от испанской.Она не хуже, не лучше — просто отличается. Благодаря моей работе мы смогли познакомиться с несколькими разными культурами, как в пределах нашей страны, так и в пределах мира, Европы. Я с пониманием отношусь к разнице, этому меня учил отец с детства. Толерантность — самое важное в отношениях в обществе. Толетантность означает то, что надо понимать людей, понимать, почему они относятся к чему-то не так, как я.

— Семья с вами везде, где бы вы ни работали?

— Всегда стараемся так сделать. Понятно, когда я начинаю работать где-то, то мне сперва нужно время на адаптацию: найти дом, организовать быт.

— Как бы вы в целом организовали Днепропетровск, Украину? Плюсы, минусы…

— Я считаю, что улучшения еще должны быть в плане коммуникация, понимание жизненного устройства, общение между людьми — должно было бы быть лучше. Не могу глубоко проникать в эту тему, потому что надо понимать, в какой ситуации находится каждая семья, каждый человек. Но улыбка, радость делают более приятным пребывание в стране, в городе.

Нельзя сказать, что люди такие из-за климата, потому как в большинстве городов часто хорошая погода. Понимаю — в Англии: в основном у людей характер холодный, потухший, потому что постоянно идет дождь.

Но в Украине много вещей, которыми можно пользоваться, наслаждаться. Вот сейчас Евро-2012 — это единство, надежда на то, что все получится. Пусть так и дальше будет.

Обо всех украинцах с которыми я познакомился, могу сказать только положительное. Они во всем, в чем я нуждался, мне помогали.

Болельщики «Днепра»: они очень поддерживают команду, у них есть страсть. Я понимаю, что они не могли смириться с ситуацией, которая сложилась в команде, мы тоже были откровенно недовольны. Наша задача — все поменять. Но сейчас все представители тренерского штаба замечают положительные тенденции. И игроки подхватили идею, которую мы прививаем, и мы развиваем ее вместе. Самое важное — это видеть желание, стремление команды к победе. Я думаю, что эти сборы будут важные в этом плане, для того, чтобы увидеть радикальное изменение, происходящее с командой.

UA-Футбол
30.01.2012 15:57