«КХЛ — лучшая спортивная корпорация на территории бывшего СССР»

Генеральный менеджер лидера чемпионата России петербургского СКА Алексей Касатонов долгое время играл в знаменитой первой пятерке ЦСКА и сборной СССР. Корреспонденту «Известий» Илье Десятерику он рассказал, почему его бывшие партнеры ушли из российского хоккея и какие изменения предполагаются в КХЛ в ближайшее время.

— Фетисов и Ларионов ушли из КХЛ, а вы остались. Почему так вышло?

— Ларионов нашел свою работу и занимается агентской деятельностью, воспитывает сына. Он ушел потому, что ему сказали: или ты здесь в КХЛ, или ты в Америке. На двух стульях не усидишь. Он выбрал, как я понимаю, воспитание сына.

Фетисов решил сосредоточиться на политике. Хотя, конечно, это потеря, Слава — это имидж Лиги.

— Они критикуют КХЛ. А вы?

— КХЛ однозначно лучшая спортивная корпорация в игровых видах спорта на территории бывшего СССР.

— В чем это заключается?

— Судейство стало намного лучше — стало независимым и профессиональным. Продукция Лиги на телевидении достаточно хорошая. Можно улучшить, конечно, нужно больше камер, чтобы зритель мог досконально видеть игровой момент — был гол или не было его. Была проведена борьба с коррупцией и откатами, какими-то левыми явлениями в финансовой сфере. Ясно, что побеждает разум.

— Коррупция и откаты были?

— Я не могу утверждать, что они были, поскольку за руку никого не ловил. Но главное в том, что сегодня все контракты контролируются КХЛ. По лиге не гуляет кэш. Нет такого, чтоб зарплату выводили из структуры расходов хоккейных клубов и получали ее где-то нелегально, перечисляя на матерей, жен и прочих родственников. Игроки сами все получают, сами платят налоги, всё приведено в цивилизованное состояние.

— Что нужно изменить в КХЛ?

— Сейчас на повестке дня — разработка нового регламента. Один из основных вопросов — о твердом бюджете, поскольку не все клубы выдерживают финансовое бремя участия в турнире. Хотя в любой лиге, в том числе в НХЛ, регулярно появляются  команды, которые банкротятся. Это нормальный процесс.

— Может, стоит Лигу сократить?

— Кого предлагаете отрезать, какой город лишить команды и радости от хоккея? Уже сам факт выступления команды в КХЛ — это большое спортивное достижение города. Это культурный центр, это другая атмосфера в городе, это детская школа и команда МХЛ. Вы хотите зарубить центр хоккейный? Цель команды не только в том, чтобы бороться за Кубок Гагарина или попадание в плей-офф, а в том, чтобы просто играть в Лиге. Никто не остается с нулями в таблице, все набирают очки, все бьются, всем доступна радость победы, которая объединяет людей, убирает их с улицы. Это социальный проект в городе.

— Какой второй важнейший вопрос нового регламента?

— О количестве легионеров — больше их должно быть или меньше.

— И как лучше?

— Делать заявления я не уполномочен, но считаю, что сейчас найден верный баланс — пять человек на клуб. На примере нашего клуба это видно в разумной конкуренции вратарей Ежова и Штепанека. В других клубах, если посмотрим, легионеры на первых позициях и в списках бомбардиров и в составах.

Я понимаю, что их для этого и берут, и больше игрового времени получают те, кто сильнее. Но получается ущемление наших российских игроков. А у нас олимпийский год на носу, и мнение Федерации хоккея России и главного тренера сборной должно здесь восприниматься.

— Лигу должно волновать, то что происходит в сборной?

— Мы не можем пока сравниться с НХЛ, которая диктует свои условия. У нас интересы сборных превалируют. То, как игроки стремятся в сборные, говорит о популярности хоккея на нашем континенте. Но лига от этого страдает. Паузы в чемпионате страны выбивают из ритма, страдает тренировочный процесс. Сейчас у нас перед этапом Евротура в различные сборные отправятся десять игроков основы. Что должен тренер делать? Ждать, лишь бы целыми вернулись.

— Есть что-то, что не устраивает вас категорически?

— Мы должны пересмотреть сроки подготовки однозначно. До минимума сократить время летнего так называемого отдыха, а если честно — откровенного безделья. Игорь Ларионов, пока работал в КХЛ, придумал эти правила, которые убили эту предсезонную подготовку. Игроков предоставили самим себе на три-четыре месяца, после чего не то что развивать какие-то качества, восстановить прежние сложно за то время, которое молодые проводят с главной командой. У тренера нет возможности игроков проверить, поставить их в состав. Это самый главный удар, который нанесен по нашему хоккею.

Этот вопрос еще связан с оттоком большим молодежи в Северную Америку, где, к сожалению, никто никуда не пробивается. В основном все возвращаются сюда, но потеряв два-три года. Потом догнать уже тяжело — нет той регулярной предсезонной подготовки, которая развивает скоростные качества, выносливость, силу. Потом игрокам тяжело даже в нашу Лигу влиться.

— Ларионов говорит обратное: нашим недостает умения выдерживать конкуренцию, чему как раз Северная Америка учит.

— Конкуренция у молодых должна быть летом — бежать быстрее, поднимать больше, кататься лучше, дольше быть со старшими. Для этого нужно время, чтоб у тренера был запас накатать и основу и молодежи с ней поработать. А нет этого времени. И это как раз Ларионов и придумал, как в НХЛ — собрались и погнали. Но у них там другие понятия, и катков в одном Торонто больше, чем у нас во всей стране, так что каждый может самостоятельно готовиться, где хочет.  Иностранные хоккеисты с детства привыкли готовиться индивидуально. А у нас три сотни катков на всю Россию, и хоккеисты с детства могут готовиться только в команде. Тогда не думаешь, делать ли тебе сегодня упражнение. Если бежишь с кем-то, нет мысли — бежать или не бежать, а думаешь только, как победить, опередить товарища. Так молодые должны бежать за старшими, стараться их обогнать. Вот там и конкуренция, про недостаток которой говорит Ларионов. Поэтому мы всегда добивались хороших результатов именно за счет большой летней работы. А сейчас мы вдруг в 17 лет начинаем готовиться сами. И проявляется главный пробел подготовки молодых — сами они работать не хотят, и летом их никто не контролирует, потому они и не растут.