С точки зрения демократии те, кому нравится Вагнер, и те, кому Бабкина, абсолютно равны

Только что прошли митинги. Автору статьи в качестве официального наблюдателя от Общественной палаты пришлось побывать на обоих главных. Прежде всего о наиболее обсуждаемом и наиболее бессмысленном — о численности. Искренне говоря, приходится признать, что даже непосредственное наблюдение не дает возможности точно оценить количество людей, побывавших на митинге.

В случае Болотной площади можно лично подтвердить, что прошедшие «четыре колонны» от метро «Октябрьская» до площади — около 30 тыс. человек. Что не только исключает, а, напротив, предполагает, что многие собирались сразу на площади, а часть подходила со стороны сцены. Кроме того, достаточное количество, подойдя к площади, посчитали свою задачу выполненной и стали уходить по Большому Каменному мосту. Фактически они не участвовали в митинге, но по сути — несомненно.

В любом случае озвученная со сцены самооценка организаторов Болотной в 120 тыс. явно является завышенной и уж совершенно фантастической выглядит оценка с помощью «специальной компьютерной программы» в 208 тыс. человек. В случае митинга на Поклонной горе личная визуальная оценка позволяет лишь говорить о том, что численность участников превышала 100 тыс.

Важнее то, что все это «соревнование» лишено смысла. Превышение одной цифры над другой само по себе совершенно не говорит о том, что те, кого меньше, неправы и о них стоит забыть. Число их явно достаточно, чтобы понимать, что их мнение представляет меньшую, но тоже значимую часть нашего общества.

Намного интереснее, кто пришел на митинги. Глядя на участников, можно было точно сказать лишь то, что менеджеры, студенты, журналисты были на обоих. Однако на Болотной было сложно увидеть те лица, которые могли бы принадлежать слесарю, рабочему или, например, шоферу. Пришедшие на Поклонную в массе своей были ближе к «простому» народу — одеты попроще, менее модно или элегантно. Символично и то, что одна из колонн шла к Болотной под «Полет валькирий», подъехав же к Поклонной, мы услышали народные песни.

В современном российском обществе сложилось представление о том, что гражданское общество — это телеведущие, политики, певцы или в крайнем случае «светские» дамы. Странным образом повелось, что людей «простых» профессий считали гражданским обществом «второго сорта», а скорее не считали им вовсе. Между тем именно такое — «другое гражданское общество» — было также представлено на Поклонной. И все эти люди, не говоря уже об организациях С. Кургиняна, М. Леонтьева, М. Шевченко, имеют не меньшее право называться гражданским обществом, чем В. Рыжков, Б. Немцов, А. Троицкий. Попытка приватизации понятия «гражданское» некорректна — с точки зрения демократии те, кому нравится Р. Вагнер и те, кому Н. Бабкина, абсолютно равны.

Одно это означает, что  этим разным «гражданским обществам» понять друг друга будет сложно. К сожалению, анализ того, что говорилось на трибунах, вызывает желание заменить слово «сложно» на «невозможно».

Выступления участников Болотной явно формировали свой «образ врага»: Они — враги свободы, Мы — честь и совесть, Их — долой, Мы — мораль в политике, Нас — не слушают, Их — заставим. Справедливости ради отметим, что речи с Поклонной также не отличались миролюбием. Чего стоит, например предположение о том, что на Болотной собрались, сплошь агенты Госдепа. Между тем стало ясно и то, что для организаторов Болотной борьба за «честные выборы» с требованием выдачи В. Чурова на «растерзание» является лишь поводом. Готовы ли они, например, обсуждать крайне важное для борьбы с потенциальными нарушениями предложение нашей комиссии Общественной палаты по обязательной фиксации на видеокамерах протоколов всех избирательных комиссий сразу после подсчета голосов? Скорее нет, кажется, что конкретные улучшения им уже не важны — меньше чем на всю власть в целом они не согласятся.

К сожалению, необходимо констатировать, что примирить эти два гражданских общества пока не удастся. Власти остается лишь быстрее меняться, начинать соответствовать возросшим запросам общества. Только тогда, и то со временем, эти два гражданских общества смогут объединиться в одно.

Автор — директор Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты РФ