Рост финансирования инноваций не принес плодов для экономики

Москва, Февраль 09 (Новый Регион, Андрей Романов) – Бюджетные средства, вложенные в инновации, не принесли результата и не повлияли на рост ВВП. К такому выводу пришли аудиторы Счетной палаты, проанализировав, как расходовались бюджетные деньги на науку и инновации. Эксперты уверены, что проблема в невостребованности разработок бизнесом, пишет газета «РБК Daily».

Наука не востребована реальным сектором экономики, пришли к выводу в ведомстве Сергея Степашина, проанализировав, как расходовались бюджетные деньги на науку и инновации. Причину аудиторы видят в отсутствии четкой ориентации исследований и общей разбалансированности инновационной системы. По их мнению, увеличение расходов на НИОКР на 15% должно приносить дополнительный 1% к росту ВВП. Однако в России эта тенденция не соблюдается: с 2002 по 2010 год финансирование научных разработок выросло в шесть раз, однако соответствующего прироста ВВП не было, число патентов за это время также почти не выросло.

По данным исследовательского института Battelle Memorial Institute, расходы России на НИОКР в 2011 году составляли 1% ВВП, или $23,1 млрд. Показатели России выглядят достойно на фоне стран – соседей по БРИК: Китай потратил на инновации в прошлом году $153,7 млрд, или 1,4% ВВП, Индия – $36,1 млрд, или 0,9% ВВП, и Бразилия – $19,4 млрд, или 0,9% ВВП. При этом рост ВВП в России, по предварительным данным, в прошлом году составил 4,3%. В октябре прошлого года вице-премьер Александр Жуков пообещал, что за следующие десять лет Россия увеличит финансирование НИОКР более чем в два раза, до 2,5-3% ВВП.

На данный момент в России инвестиции в НИОКР отстают от уровня инвестиций в среднем по миру, считает вице-президент по управлению и развитию Сколковского института науки и технологий Алексей Ситников. «Увеличение затрат на разработки – не совсем верный показатель, надо смотреть на процент от ВВП, который страна направляет на НИОКР. Но эту долю нельзя увеличивать бездумно, здесь нужно ориентироваться на эффективность коммерциализации исследований и разработок. Чем выше процент коммерциализации, тем больше компаний – производителей новой продукции, тем больше ВВП и налоги в казну. Здесь простая парадигма», – говорит эксперт.

Однако именно с коммерциализацией разработок возникают проблемы. «Наука существует отдельно от реального сектора экономики и финансируется по правилам, которые не допускают возможности софинансирования», – уверен проректор НИУ ВШЭ Андрей Яковлев. За редкими исключениями деньги на науку идут по стандартным бюджетным схемам, и результаты исследований сложно коммерциализировать легально. «Есть деньги, но когда они запускаются в старую систему бюджетного финансирования, ожидать, что они принесут результат, нельзя», – считает г-н Яковлев.

Связь между научными группами и реальным сектором развита в России значительно хуже, чем на Западе, считает научный сотрудник МГУ Олег Дрожжин. «Далеко не каждый производитель заинтересован в разработке собственных технологий; гораздо проще либо эту самую технологию купить, либо, мягко говоря, «позаимствовать», благо ситуация с интеллектуальной собственностью в России плачевная», – отмечает он. Увеличение финансирования не изменило ситуацию с востребованностью инноваций кардинально, у исследователей появились проблемы с использованием средств: «Если в 90-е годы российский ученый большую часть своего времени думал, где взять деньги, то теперь он столько же времени думает, куда их потратить», – иронизирует г-н Дрожжин.

Счетная палата в своем анализе ориентируется на развитые страны, где другая структура экономики, говорит аналитик «Инвесткафе» Антон Сафонов. «Основной рост ВВП России в этом году был за счет сельского хозяйства и сырьевого сектора. Чтобы расходы на науку оказывали существенное влияние на экономику, должна пройти полная модернизация, это займет шесть-семь лет», – считает он.