Как всё это должно понравиться быдлу, анчоусам etc., освободители не задумывались

Количество граждан, собравшихся на Поклонной горе под антиоранжевыми лозунгами, доподлинно никому не известно — как, впрочем, и количество граждан, собравшихся на Болотной площади. Цифры чрезвычайно гуляют и там, и там, но в случае с Поклонной они гуляют от 190 тыс. (С. С. Собянин) через то ли 100, то ли 120 тыс. (ГУВД Москвы) до 80 тыс. (независимая геодезическая оценка). Участвовавший в митинге на Болотной Б.Е. Немцов сообщил, что антагонистов было не более 50 тыс., а корреспонденты «Коммерсанта» и вовсе называли то ли 15, то ли 36 тыс. Последние оценки, впрочем, не получили общего признания, и в отношении лоялистского митинга среди отечественной и мировой прогрессивной общественности возобладала двоякая тактика. Либо, признавая массовость поклонного митинга, указывать на его подневольность и обругивать его участников нехорошими словами, либо вообще не поминать его, яко не бывшего.

Первый способ был избран по преимуществу отечественной общественностью. Поэт назвал Поклонную «быдлодромом», поэтесса, назвав, естественно, тамошнюю публику быдлом, пошла далее и, рассуждая о «митинге свободных людей и путинге рабов», сообщила, что публика на Поклонной ассоциируется у нее с анчоусами — «рыбкой, которая ходит косяками и которую солят бочками, — я их так и буду звать впредь и вам предлагаю».

Уж там кто последует предложению, а кто нет, но такой пекельной злобы к оппонентам и такого ясновельможного презрения высокородных к людям простого звания не наблюдалось давно. Можно, конечно, указать что полемику в таком жанре начал В.В. Путин, в декабре поименовавший освободительных и честных манифестантов «бандерлогами» — хотя это было бы не совсем точно. Приторное умиление друг другом — «Давайте восклицать, друг другом восхищаться» — и злобное поношение быдла в нашей прогрессивной публике отнюдь не с декабря 2011 года успешно сочетается, но гораздо ранее. Если В.В. Путин был неосторожен с «бандерлогами», то носители начал честности и рукопожатности заплатили в ответ с немыслимыми процентами. В качестве единственного упущения можно лишь отметить, что пока не употреблялось выражение «мужепёсы».

Как все это должно понравиться быдлу, анчоусам etc. (ведь красочно выражались не на кухне, а в СМИ, анчоусы тоже могли услышать), освободители не задумывались, хотя, желая честных выборов, разумнее было бы воздержаться от таких выражений, которые весьма многих могут побудить к тому, чтобы совершенно честно проголосовать во вред таким ораторам. Довод о подневольности митинга (при этом не разъяснялось, какой именно подневольности — 100-, 50-, 20-, 10-процентной) здесь не выручает, поскольку существует давняя рекомендация отличать соблазненных от соблазнителей. Здесь, поскольку соблазнителей уже многократно называли самыми негодными словами и усилить эффект все равно невозможно, хоть даже флотского боцмана к себе призови, решили сорвать зло на соблазненных. Вне зависимости от того, сколь привлекательны соблазненные люди простого звания, разнуздавшийся ясновельможный представляет собой на редкость неаппетитное зрелище. О политических перспективах умолчим.

В этом смысле гораздо более прагматически разумной представляется практика мировых СМИ, которые, следуя принципу «Что не видно глазу, то не омрачает желудка», предпочли дружно промолчать про Поклонную гору, как если бы ее вовсе не было в природе. Успешно повторив тем самым практику как советских СМИ, которые о многих вещах вообще даже и не упоминали, так и многажды обруганных метровых телеканалов эпохи В.В. Путина, которые также часто склонялись к тому, чтобы не омрачать желудка. Все лучше, чем грубый лай.

Правда, с другой стороны, если задача СМИ все-таки отчасти и в том, чтобы информировать, то 80-тысячный митинг в поддержку В.В. Путина (берем самую нижнюю правдоподобную оценку), как бы к нему ни относиться, в любом случае беспрецедентен и представляет собой немалый интерес как типологически новое событие в политической жизни современной России. Техническая сторона вопроса — как удалось собрать столько народа? — тоже не лишена интереса, поскольку это только в КНДР с массовостью нет вовсе никаких проблем, а в других странах это далеко не так просто.

Но для этого нужно хоть как-то попробовать понять достаточно сложную амальгаму из админресурса, т. е. кнута с пряником, и эмоций, выразившихся независимо от админресурса. Такие тоже бывают — как не является всесильным демиургом Госдеп с госпожой Клинтон, так не является всесильным и админресурс.

Поскольку для понимания нужен разум и нужно знание положительных фактов, самые глупые и злобные выбрали площадную — как в буквальном, так и в переносном смысле — брань, более осторожные и ленивые — глухое умолчание. Желание разобраться, с чем мы в данном случае имеем дело и чего ждать далее от Поклонной горы, в обоих случаях отсутствовало. Что не внушает особого оптимизма.