«Критики режима» ругают последнее 12-летие в основном за кошелек ненайденный

В звучащей сегодня со всех сторон (особо подчеркну: буквально со всех, то есть и справа, и слева, и снизу, и сверху) критике заканчивающегося периода 2000–2011 — не будем называть его, чтобы никого не дразнить, ни путинской двенадцатилеткой, ни, тем более, первой путинской двенадцатилеткой, — так вот, во всей этой критике, безусловно, содержится немало верного. Сами по себе справедливые (хотя, может быть, и не в одинаковой мере справедливые) или как минимум легко объяснимые претензии поступают опять-таки со всех сторон, причем понятно, что часть претензий при их единовременном рассмотрении просто-напросто аннигилируется. Происходит или, вернее, должен происходить своеобразный бартер. Своеобразный взаимозачет.         

Скажем, сегодняшнее и намеченное на ближайшее будущее финансирование оборонного комплекса одним представляется чрезмерным, а другим — всё равно недостаточным; одни указывают на кризис платного образования (да и медицины, да и ЖКХ), а другие — на развал бесплатного; одни негодуют из-за того, что сидит в тюрьме Ходорковской, а другие — из-за того, что следом за ним (или одновременно с ним) не отправились туда же еще пять-семь олигархов памятного «давосского призыва»…

Число подобных претензий, по законам политической арифметики подпадающих, казалось бы, под обоюдное сокращение, однако поступающих одновременно и звучащих чуть ли не в унисон (а на митингах — так и просто в унисон), чрезвычайно велико — именно они и создают иллюзию общей неразрешимости сегодняшних проблем или, наоборот, соблазн чересчур легкого их разрешения методом Гордия с его чересчур туго затянувшимся узлом. Причем самое забавное в том, что Гордием воображает себя в нашем «болотном» случае сам узел, тогда как узлом обзывают как раз Гордия.

Как написал у себя в ФБ известный московский поэт и блогер Игорь Караулов: «Равнодействующая всех идеологий, представленных на Болотной — это и есть Путин. То есть Болотная — это призма, разлагающая Путина на отдельные цвета и оттенки. Стало быть, воображаемый «Антипутин» победившей Болотной по необходимости тождественен Путину». Речь, насколько я понимаю, идет не о безальтернативности самого лидера (хотя и о ней тоже), сколько об узости коридора возможностей, открывающихся перед любым лидером, искренне заинтересованным хоть в каком-то общественном консенсусе.

Мне, однако, хочется сосредоточиться на несколько ином, хотя ничуть не менее симптоматичном свойстве сегодняшних упреков минувшему или заканчивающемуся двенадцатилетию (упреков, звучащих с очевидным прицелом на будущее). Во всех этих, якобы всенародных, сетованиях чрезвычайно велика демагогическая составляющая. Что, разумеется, на открытие Америки тоже не тянет — политическая жизнь (которую нам всем хочется вывести из летаргического сна) без демагогии вообще-то непредставима. «Кровавый режим» (чего стоит само это словосочетание!) обличают с такой же яростью, с которой 20 лет назад обличали «брежневский застой»… Нет, не 20 лет назад, а 21: потому что 20 лет назад уже начались пресловутые реформы нашего экономического Чикатило — и огромному большинству стало как-то не до обличений.

Я пишу эту колонку, чтобы привлечь ваше внимание к главному ноу-хау сегодняшних «критиков режима», сложившегося в три последние президентские итерации: упущенную выгоду (штуку, безусловно, досадную, но при этом сугубо умозрительную) они во многих,  да практически во всех случаях выдают или стараются выдать за прямые потери! Финансовые, но, разумеется, не только финансовые.

Одно дело, если вы потеряли свой кошелек на прогулке, а совсем другое, если вы не нашли на прогулке чужой. Разумеется, и то и другое досадно — но досадно все же по-разному. В первом  случае вы виноваты в рассеянности, во втором — в недостаточной зоркости. В первом случае — в невезенье, во втором — в отсутствии везенья. И если жена ругает вас за потерянный кошелек, ее можно и нужно понять. А если она ругает вас за кошелек ненайденный — ее можно и нужно поучить (и поучить не только словом). «Критики режима» ругают последнее двенадцатилетие в основном за кошелек ненайденный.

Можно подобрать, разумеется, и куда менее анекдотичные примеры на интересующую нас тему. Скажем, инвестор, НЕ купивший акции Apple, естественно, огорчен, — но всё же огорчен не так, как другой инвестор — тот, что приобрел акции Lehman Brothers. Во втором случае — прямые потери, в первом — упущенная выгода. Как говорят в Одессе, две большие разницы.

Могли бы, интересно, бюджетникам и пенсионерам платить много больше УЖЕ СЕГОДНЯ? Могли бы. Но это упущенная выгода. Могли бы построить и отремонтировать БОЛЬШЕ дорог? Безусловно. Могли бы назначить БОЛЕЕ ТОЛКОВЫХ министров и губернаторов? Наверное. Могли бы поймать БОЛЬШЕ коррупционеров и предотвратить БОЛЬШЕЕ число техногенных катастроф и терактов? Хотелось бы надеяться… Но ведь и кошелек на улице найти тоже МОГЛИ.

Разумеется, психологически комфортно, а главное, вроде бы убедительно критиковать действия властей — во многом, повторяю, и впрямь заслуживающие критики, причем самой серьезной, — психологически комфортно делать это, смешав все случаи «прямых потерь» и «упущенной выгоды» (закавычиваю здесь эти понятия, потому что использую их в переносном смысле) в одну кучу, — но если четко разложить их на две горки, одна из которых будет заметно выше второй, а потом произвести в горке «прямых потерь» описанный выше «взаимозачет» проблем — то, спрашивается, многое ли мы сможем вменить в вину нашим властям — как избираемым, так и назначаемым?

Да, многое. Очень многое. Всё равно очень и очень многое. Вот только говорить об этом нужно без демагогических перехлестов. Говорить нужно, не смешивая (и не путая) прямые потери с упущенной выгодой.