Шемякин перерисовал Высоцкого

Posted: 14th Февраль 2012 by admin in Без рубрики

Шемякин перерисовал Высоцкого

Художник Шемякин познакомился с поэтом и актером Высоцким в 1975 году. Дружба их длилась всего пять лет, но это общение оказалось настолько значимым для Шемякина, что он до сих пор готов переосмысливать наследие Высоцкого в своем творчестве.

Последние восемь лет художник готовил книгу иллюстраций к песням Высоцкого. Поэт прожил 42 года, а потому в книге «Две судьбы» собраны иллюстрации к 42 песням Владимира Семеновича — по песне на год жизни.

Еще в книге четыре раздела: «Судьба», «Алкоголь», «Война» и «Россия». Именно эти темы Шемякин считает самыми важными в переплетении собственного творчества и творчества его друга. А потому пространство выставки, открытой в Строгановском дворце, полностью повторяет эту структуру. В экспозиции — рисунки, эскизы и письма Высоцкого. Конечно же, к Шемякину.

Вот одно из них: «Конец охоты на волков». Это посвящено Шемякину. И я придумал эту песню из-за него. «Купола» — этим я тоже обязан ему. Это для него. И самая серьезная моя песня «Я был слаб и уязвим»! Миша! Это ты мне дал эту идею. Люблю тебя. Потому что люблю настоящих друзей».

Удивительно даже не то, что столь разные люди находили общий язык, а что их творчество теперь объединено под одним переплетом. Книга представляет собой увесистый альбом, где слева — текст, справа — иллюстрация. Однако при попытке сопоставить поэзию и графику начинается тотальная магия и алхимия: сочные темпераментные строки Высоцкого очерчены в фантасмагориях Шемякина и очень близки к босховским фантазиям. Но общего, абсолютно единого целого все равно не получается. Кажется, что поэзия Высоцкого сопротивляется расчетливому галлюциногенному мороку рисунка — ей такая среда чужда.

В попытке найти точку соприкосновения двух художников «Известия» обратились к Наталье Козыревой, заведующей отделом рисунка Государственного Русского музея — именно там готовили выставку.

— Думаю, что их обоих объединяет театр. Просто у Высоцкого он психологический, а у Шемякина — фантасмагорический. Высоцкий мыслит от лица актера, а Шемякин от лица режиссера. Театральность скрепляет стихи и графику, которые кажутся, на первый взгляд, несовместимыми, — говорит куратор.

Что ж, возможно, именно театр и есть ключ к творчеству обоих художников. Конечно, не каждый смирится с тем, что стихи Высоцкого безжалостно интерпретированы в духе сюрреализма, однако многим такой подход покажется любопытным.