Если фразу о цивилизованности коррупции прочесть как вопрос, то тогда следовало бы согласиться

Начальник штаба Станислав Говорухин заявил, что при его доверителе в России коррупция стала нормальной и цивилизованной. Такой пустяк, что коррупция вообще-то — очевидное нарушение закона, проще говоря, преступление, не может смутить художника, в процессе творческого поиска расширяющего горизонты языкознания. Следуя за богатым креативным ходом, можно представить и схожие достижения: стали более нормальными и цивилизованными ограбление с применением технических средств, разбой с нанесением тяжких телесных повреждений и т.п. Для упражнений есть целый УК РФ. За исключением, возможно, только 282-й статьи, которая сразу — поскольку появилась сравнительно недавно — была цивилизованной и одновременно необычайно эффективной для борьбы со всяким инакомыслием и шантажа граждан, свои мысли независимо высказывающих. Но в целом, повторим, идея перспективная. Коллеги Станислава Говорухина в деле расширения правосознания идут дальше, не только корректируя  действующие юридические новеллы, но и создавая предпосылки для появления новых.

Спикер городской думы Томска Сергей Ильиных, как сообщил портал «Новости в Томске», заявил на заседании региональной Общественной палаты, что тех, кто называет «Единую Россию» партией жуликов и воров, «надо сжигать на костре». Технически Дума может воспользоваться правом законодательной инициативы и освежить УК статьей, определяющей меру наказания за агитацию против партии власти, включая и «сожжение на костре». 

Можно было бы пожелать официальным лицам внимательнее относиться к публичной части своих речей и заявлений, но, боюсь, примеры они в этой области берут с самого верха. Это не критично, конечно, но и вовсе не здорово. Уважение к власти (или наоборот) складывается в том числе и из высказываний ее представителей на всех иерархических уровнях.

Если же фразу о нормальности и цивилизованности коррупции прочесть не как утверждение, а как вопрос, то тогда следовало бы согласиться, что проблема обозначена как весьма актуальная. Пожалуй, это куда более актуально, чем предложенный доверителем Станислава Говорухина налог на приватизацию.

По поводу последнего возникло немало споров, хотя с юридической точки зрения — если допустить, что таковая еще имеет какой-то смысл на наших необъятных просторах, — проблемы не существует, поскольку действовавшим на тот момент законам приватизация никак не противоречила. Это не к тому, что ее бенефициары получили всё исключительно своим талантом и трудом. Но это категория этическая, и в данном случае она никакого значения не имеет. Помимо технической сложности такого мероприятия, как исчисление стоимости индульгенции, есть еще и многократная смена собственника и много чего еще. Впрочем, всё это уже было предметом общественного обсуждения. За исключением еще одного обстоятельства. Того, что бенефициары приватизации оплачивали свои индульгенции многократно — путем беспрекословного выделения средств по разнообразным пожеланиям верховной власти: на избирательные кампании, социальные и спортивные проекты (зарплата Гуса Хиддинка, очередной недорогой стадион в Питере, проект «Анжи») и еще какие-то нам неведомые взносы.

Соответственно, олигархи региональные и местные также несли «социальную ответственность» по рекомендации местных властей. Это к тому, что выплаты производились и, видимо, при сохранении существующей системы взаимоотношений власти и бизнеса, будут продолжаться. Так что эта единовременная мера, столь сложная технически, никакого смысла, кроме предвыборного, не имеет. Как, собственно, и обсуждаемый налог на роскошь — не существует (во всяком случае, нигде не приведены инициаторами) никаких расчетов, сколько планируется получить средств в бюджет и сколько требуется затрат на его администрирование. Электоральный доход, как известно, к бюджетному доходу прямого отношения не имеет.

Разговоры о пересмотре итогов приватизации — из того же, электорального дохода. Они, эти разговоры, всё равно будут продолжаться, даже при отсутствии юридических обоснований и понимании всех чудес, которые такой пересмотр подарил бы. Заметим, без какого-то результата для населения, что очевидно. Это как идея коммунизма — нереально, всегда ведет к разрушениям и крови, но продолжает время от времени овладевать массами. Серьезная социальная политика и разговоры о справедливости и пересмотре чего-то несправедливо поделенного — предметы суть разные и между собой на практике не связанные.

А вот введение коррупции в цивилизованные рамки, если не делать вид, что тут есть достижения, а обозначить как одну из важнейших первоочередных проблем, может дать не только электоральные, но и весьма ощутимые экономические и политические результаты. Вот здесь говорить о налоге на коррупционные доходы, которые возникли не 20 лет назад, а вчера, сегодня и ежедневно, было бы уместнее. Начав всё же не с врачей и учителей, а с чиновников, избранных и назначенных представителей власти и силовиков. Включая и тех, кто придумал для нас лозунг «Заплати и спи спокойно». Разработав механизм, нормативы налога и правовые гарантии заплатившим. Для тех же, кто и после налоговой амнистии продолжит конвертировать свои служебные возможности, ничего придумывать не надо. Кроме отдельной статьи в УК.